Тайна Черного оврага

И все-таки 70 лет назад в Кинешме происходили военные действия. Да еще какие!

И все-таки 70 лет назад в Кинешме происходили военные действия. Да еще какие!

 

Будучи еще ребенком, я, признаюсь, сожалел, что родился и живу в городе, в котором не проходили сражения Великой Отечественной войны. Не от кровожадности сожалел, конечно же, а просто по-мальчишески хотелось ощущать рядом с собой дух воинского подвига.

Этот детский комплекс я изжил лишь недавно, а именно после того, как узнал и рассказал всем вам о необычайных фактах военных времен, а именно о том, что уже после победы Маршал Василевский проводил близ Кинешмы последнюю свою военную операцию. На сайте «168.ru» вы можете найти статью «Кинешемский постскриптум Великой Отечественной войны».

«Какие же это факты? – стали ругаться многие кинешемцы пожилого возраста. - Это ложь и провокация! Мы здесь жили и ни о чем подобном не слышали!»

Однако и поведавший о тех событиях Сергей Борисов жил во время войны у нас. Сейчас он живет в Екатеринбурге, он пенсионер, а до начала 2000-х годов занимал должность директора Ассоциации госпредприятий Свердловской области. 

Но вернемся к упомянутым событиям. В течение всей войны в Черном овраге, что находится недалеко от Кинешмы на левом берегу Волги, обустраивались несметные орды дезертиров и пособников фашистов. Вооруженные до зубов, они терроризировали здешние окрестности, а равно соседние города и области.

В 1946 году Иосиф Сталин поручил маршалу Советского Союза Александру Василевскому разработать план операции по захвату Черного оврага. Главным условием Сталина было недопущение большого кровопролития, чтобы не будоражить им уставшую от войны страну.

Далее было так: февральский вечер, на железнодорожную станцию «Кинешма» прибывает эшелон с двенадцатью танками и эти танки перегружаются на специальные сани. Бойцы Красной Армии запрягают в сани по два десятка тяжеловозов, и этот невероятный обоз начинает движение к Волге, а затем по ее льду он бесшумно идет в сторону Черного оврага.

Достигнув ранним утром его горловины, обоз блокирует ее, и танки открывают оглушительную пальбу. Однако огонь длится недолго. Его цель: не уничтожить, а деморализовать. Так оно и получается — обитатели Черного оврага спешат сдаться.

Долго же я пытался найти хоть какое-то подтверждение рассказу Сергея Борисова, но бесполезно. Тот же Центральный архив Вооруженных Сил ответил лишь одно: назовите номер участвовавшей в операции части, тогда и предоставим нужные сведения. Да вот только знать бы этот номер!

Удача же в конце концов сама прилетела в руки. Пришлось мне на днях встречаться по вопросу открытия охотничьего сезона с руководителем местного общества охотников и рыболовов Александром Смирновым, а он возьми да и скажи:

- Помнишь, ты писал про Черный овраг? А я ведь знал одного из тех людей, что сидели в нем.

В начале 1980-х Александр Васильевич работал на фабрике №2 и однажды после смены присоединился к компании тех, кто не прочь поговорить об охоте и выпить. Там же оказался пилоточ из инструментального цеха Андрей Клепиков (имя и фамилия изменены – прим. ред.).

- А я всю войну лосей стрелял и ел, - ляпнул вдруг Клепиков под пьяную дудочку. – Я же на войне-то не был, я же дезертирил.

На него уставились, как на прокаженного, а он вошел в раж и продолжил:

- Нас таких много было, мы на заволжском берегу в овраге сидели. А после войны нас оттуда выкурили жестоко, и меня на 10 лет в лагеря…

На время той беседы Андрей Клепиков был уже пожилым человеком, но, как мне удалось выяснить, здоровья ему хватило дожить до 2000-х годов. И вплоть до седых волос он вел себя прескверно. Соседи по району и по сей день вспоминают его как дебошира и вора, а еще говорят, что по молодости лет он насиловал женщин.

Стоит ли удивляться такой биографии? Вряд ли дезертирами становились по одним лишь пацифистским соображением.

Вот такая история.

P.S. В следующем номере читайте материал о бомбардировках наших мест. И такое тоже было.

ВРЕЗ!!! По информации Сергея Борисова, в Черном овраге было пленено около 2 тысяч  дезертиров. Прочитав об этом в статье «Кинешемский постскриптум Великой Отечественной войны», многие кинешемцы возмутились приведенной цифрой. Не могло среди нашего народа набраться столько предателей!

Но для понимания того, сколько мужчин не желало служить и воевать, есть сборник «Перлюстрация корреспонденции и почтовая военная цензура в России и СССР» и в нем можно найти документ за 1919 год, который гласит: «Стали принимать очень строгие меры, вплоть до расстрела всего семейства. В деревнях не осталось ни одного дезертира, все без исключения явились в Кинешму; за эту неделю прибыло 10 000 дезертиров». Это про тех, кто не желал служить в Красной Армии.

Комментарии
Комментариев пока нет