100
Номера газеты "168 часов":

Честный человек превращается в преступника? Да запросто!

Железяки липнут к любому мужчине, даже если он от природы гуманитарий. Это естественный магнетизм. С детства мужчины тащат в дом все, что может относиться к технике или имитировать ее.

То же самое и с оружием. Виктор Воробьев сколько себя помнил собирал железные штуки-дрюки, которые хоть отдаленно походили на пистолеты или ружья . Штаны его карманов постоянно были продраны, а с рук и физиономии не сходил слой солидола. Единственное, что его не пачкало, это картонные трубки из-под пряжи, из которых получались замечательные штурмовые винтовки. Ну, вы помните: перелезаешь через забор любой из фабрик, находишь там свалку и получаешь возможность производить оружие, как какой-нибудь серьезный концерн. 
Бывало, что Виктору везло по крупному. Однажды, например, он нашел опиленные стволы двустволки. Толку в них не было никакого, но всё равно – радость.
Что же Виктора всегда огорчало, это изобилие патронов, которое ходило по рукам мальчишек. Зачем они, если их не во что зарядить? Только дразнили и больше ничего.
Это были и охотничьи патроны с рисунками уток на них, и автоматные, и мелкокалиберные. Последних было просто, как грязи, и они вызывали у мальчишек наименьшее уважение. По ценности их приравнивали к строительным.
«Мелкашки» водились и у Виктора. Он их держал то обычной россыпью среди солдатиков, то в коробке из-под спичек, то вообще забывал об их существовании. Потерялись – да и наплевать-то.
После школы мальчишескую страсть к оружию Виктор утолил, отслужив в армии. Там он получил должность наводчика на бронетранспортере и стал лучшим по стрельбе в Московском военном округе. Стрелять приходилось из крупнокалиберного пулемёта Владимирова, который весил 52 килограмма, а с лентой патронов - 160 килограммов. 
Вот это были патроны так патроны! Их бронебойные пули весят 64 грамма, а у той же «мелкашки» пулька в 30 с лишним раз легче.
Вернулся Виктор из армии и решил жить самостоятельно. Он перебрался в дом своей покойной бабушки и начал чинить в нем отопление, латать крышу и выносить хлам. Последнее предприятие оказалось самым долгоиграющим: каждый угол на чердаке, в террасе и во дворе, все шкафы и комоды, сундуки и коробки были забиты столетним тряпьём, обувью, подмётками, стельками, мисками, пузырьками и сотнями других вещей, назначения которых Виктор даже не знал.
В ящике трельяжа ему попались его же детские игрушки, а среди них железная банка из-под леденцов, в которой гремели подшипники и два десятка мелкокалиберных патронов. Виктор улыбнулся, глядя на эти сокровища, и не поспешил бросать их в мусорный мешок. Ему сделалось совестно перед тем мальчишкой, который играл здесь 15 лет назад. «Ладно, пусть побудут, выкину потом».
А затем Виктор стал жить-поживать и добра наживать. Работал он на отделке и ремонте жилья, и, не будучи пьяницей, потихоньку скопил на новый диван, телевизор, компьютер и всякую мелочь, которая нужна для семейного уюта. Семьей он еще не обзавелся, но размышлял так: «Еще подкоплю хотя бы на подержанную «пятнашку» и пора будет приводить в дом хозяйку. Еще год-два, и приведу».
Минули еще полтора года, и как-то раз Виктор вернулся с работы, а входная дверь взломана. В доме было всё вверх дном и не было 30 тысяч, компьютера, планшета, телевизора, светильника, в котором плавился воск, и много чего другого.
Что делать? Вызвал полицию. Те приехали и сказали ему:
- Ничего не трогайте и старайтесь поменьше ходить. Сейчас мы будем проводить осмотр места происшествия, а перед его началом обязаны спросить вас: есть ли в вашем доме запрещенные к свободному обороту предметы и вещества?
- Да ну, что вы! – отмахнулся Виктор. – За кого вы меня принимаете? Вы все-таки к потерпевшему пришли, а не к преступнику!
- Не обижайтесь, это дежурный вопрос и мы его обязаны задавать.
Следовало еще найти понятых, но ими согласились стать лишь нелюбимые Виктором соседи из дома напротив. Завистливые скряги, которым было интересно посмотреть на чужое несчастье.
Два опера и один криминалист приступили к делу. Тот-то искал на полу, что могли незваные гости обронить, тот-то опылял магнитным порошком гладкие поверхности и высматривал отпечатки пальцев, а третий заглядывал в шкафы и пытался понять пошаговые действия воров. Именно этот третий задел рукой какую-то банку, та выпрыгнула из ящика трельяжа и тяжко грохнулась об пол. Крышка с неё слетела, и по полу покатились шарики-подшипники и… патроны.
- Это ваше? – спросил полицейский Виктора.
- Ага, моё, - ответил тот, нахмурившись.
У обоих понятых загорелись глаза. Если бы сейчас померк белый свет, то в комнате остались бы только эти четыре огонька.
- Вы ведь понимаете, что это… ээ…
- Патроны? Конечно, понимаю. В армии, чай, служил, да и вообще. 
- А для чего они вам?
- Да ни для чего! Я и забыл, что они у меня есть. 
- И с каких пор? 
- Не спрашивайте, не вспомню.
Полицейский жалобно глянул на понятых и прочитал в сверкающих глазах сообщение: «Мы всё видели. Протоколируйте!». Один из них даже сказал:
- «Мелкашку» киллеры любят. Хлопки от ее выстрелов теряются в городском шуме, а пробивная сила пули ого-го какая.
Так потерпевший Виктор стал судимым по 222-й статье, одной из серьезнейших в Уголовном кодексе – «хранение боеприпасов». Судья не пожелал лютовать и назначил ему год колонии с годовым испытательным сроком на свободе.
В следующий раз мы вновь поговорим о курьезах с оружием, а в частности, о том, что даже женщинам надо хоть чуточку смыслить в оружейном деле.
Автор: Антон Клевец

Фотографии к статье

Комментарии

Всем отличного настроения!
Интернет-приемная газеты “168 часов”. Приглашаем высказаться по любым волнующим вас вопросам!

Что пишут в свежем номере еженедельника "168 часов"?
  • В каких многоквартирных домах сделают дворы?
  • Руководить Кинешмой будет Почётный гражданин Вичуги.
  • Хотите сохранить остатки демократии - голосуйте 13 сентября.
  • В Кинешме можно выкапывать и не закапывать?
  • В Кинешме планируют модернизировать детскую медицину?


Курс Биткоин (bitcoin)
Следите ли Вы за тем, что сейчас происходит в Хабаровске?
Да, слежу;
Нет, мне все равно. За новостями не слежу и политикой не интересуюсь;
По телевизору ничего не говорят, и я не знаю, что там происходит.

Переход на мобильную версию 168.ru