100
Номера газеты "168 часов":

Квартирный вопрос

Ветеран Великой Отечественной войны из Кинешмы хочет получить собственное жилье. Кто прав, а кто виноват в этой истории?

 

Социальные сети «взорвала» фотография ветерана Великой Отечественной войны с плакатом «Чиновники! Вы чтите память павших воинов, но забываете о нуждах живых ветеранов!», сделанная возле памятника «Всем сражавшимся за Отечество» в Кинешме. В подписи к фотографии значилось, что ветерану не дают причитающееся ему жилье.

Люди в соцсетях, обсуждающие эту ситуацию, раскололись на два лагеря: одни увидели в этом равнодушие и бездействие властей, другие заклеймили позором родственников, которые якобы хотят заполучить квартиру ветерана. Мы решили разобраться в ситуации, прийти в гости к дедушке, пообщаться с ним, и узнать проблему из первых рук.

 

Еще год в ожидании квартиры?

В администрации, в свою очередь, далаи юридическое обоснование, почему ветерану не дали жилье.

- В 2010 году Ямбулатов А.К. обратился по вопросу постановки его на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении, - прокомментировал ситуацию Анатолий Анисимов, начальник управления  жилищно-коммунального хозяйства. - Обязательным условием принятия на учет является признание граждан нуждающимися в жилых помещениях.

По данным сотрудников администрации на момент обращения ветеран и его бывшая жена Шафеева Р.М. являлись  собственниками (по 1/2 доле), благоустроенной квартиры площадью 42,3 кв.м. Следовательно, он был обеспечен жилым помещением. А в 2011 году Ямбулатов А.К. свою долю подарил бывшей супруге Шафеевой Риве Мироновне.

Начальник Управления ЖКХ ссылается на статью Жилищного кодекса РФ, по которой ветеран может быть принят на учет как нуждающийся в улучшении жилищных условий не ранее чем через пять лет с момента его отказа от доли в квартире супруги.

В настоящее время Андрей Константинович проживает по адресу: Волжский бульвар, д.3, кв.12. Это квартира дочери, где прописано 9 человек.

- Учитывая вышеизложенное, только в  2016 году у администрации Кинешмы, в соответствии с действующим законодательством, появится возможность признать гражданина Ямбулатова А.К. нуждающимся в улучшении жилищных условий и принять меры к обеспечению его жильем, - разъясняет Анатолий Федорович.

 

17-летний доброволец

На минувшей неделе я побывал в гостях у Андрея Константиновича и его дочери Татьяны. Мысли о том, что ветераном прикрываются родственники, развеялись после первой минуты общения с дедушкой. Несмотря на преклонный возраст, он бодр и общителен.

- В 17 лет в конце 1944 года я, как и многие представители нашего поколения, ушел добровольцем на фронт, воевал в составе танковой дивизии Западного фронта под командованием маршала Рокоссовского, - рассказывает ветеран. – Через несколько месяцев в боях на территории Польши и Чехии я получил контузию.

Андрей Константинович показывает фотографию, сделанную в чешском городе Пардубицы. На снимке он – сержант с перебинтованной головой, ждет выписку из госпиталя. Однако после ранения Андрея Ямбулатова больше не пустили на фронт, война заканчивалась и напрасные жертвы молодых ребят никому были не нужны. Высокопоставленный офицер забрал сержанта в часть, которая готовилась к Параду Победы. С мая по июнь 1945 года Андрей Константинович проходил тренировку в подмосковном Алабино.

- 24 июня состоялся первый Парад Победы, - вспоминает Андрей Константинович. – Хоть мы и тренировались маршировать, но нас как автоматчиков посадили в грузовики. В итоге мы не прошагали по Красной Площади, а проехали на автомобилях. Помню, проезжая мимо мавзолея, видел руководство страны. Сталина, Калинина и многих других. Для меня это была большая честь.

Далее Андрея Ямбулатова вновь отправили в Германию, где он служил целых восемь лет, фактически пребывая, по нынешним меркам, в «горячей точке». Здесь еще долгое время действовали диверсионные группы Вермахта, и многие советские солдаты отдали свои жизни в борьбе с фашистскими недобитками, казалось бы, в мирное время. Наш земляк вернулся домой.

 

Разошлись полвека назад

То, что Андрею Николаевичу теперь предлагают ждать 2016 года, связано с тем, что за ним числилась половина квартиры его бывшей супруги.

- После моего возвращения из армии мы поженились с Ривой Мироновной, - вспоминает Андрей Константинович. – Но потом я уехал работать в Среднюю Азию, строил Зарафшанскую ГРЭС в Узбекистане. Там я встретил другую женщину, о чем признался супруге. Фактически мы перестали жить вместе с 1965 года, а в 1968 году официально развелись. К тому моменту она получила квартиру, и несмотря на то что мы разошлись, прописала меня к себе.

Потом ветеран возвращался на некоторое время в Кинешму со своей новой гражданской женой. Но затем отправился на Север в город Нарьян-мар Архангельской области.

- Мой трудовой стаж – 60 лет, - говорит Андрей Ямбулатов. – Я всю жизнь работал на благо Советского Союза, никогда не думал о том, что у меня возникнут жилищные проблемы. Государство всегда давало мне комнату в общежитии в любом месте, куда бы я ни приезжал. В начале 90-х годов бывшая супруга приватизировала квартиру, и по непонятной причине меня также записали ее собственником. Я хотел отдать свою долю, но Рива Мироновна отказалась, сказав, что квартира ее по закону, и что она будет доказывать это в суде.

В 2005 году Андрей Николаевич был вынужден переехать на общую площадь с бывшей женой, так как ему негде было жить. Люди, находящиеся в разводе несколько десятилетий, жили, как кошка с собакой, и ветеран не стал злоупотреблять гостеприимством экс-супруги и ушел к своей дочери.

- Меня отсюда никто не гонит, - говорит ветеран. – Но это не мое жилье, ведь сюда периодически приезжают внучки со своими семьями. И нам порой приходится ютиться в одной комнате.

О получении собственного жилья Андрей Константинович хлопочет с 1998 года (тому есть документальное подтверждение).

- С прошлого века хожу по главам города, - шутит ветеран. – Был у Старикова, у Томилина, у Сидоренко, вот и к новому главе вместе с дочкой захаживали.

- После всех отказов мы пришли к Алексею Крупину просить, чтобы нам хотя бы кровлю над комнатой отца отремонтировали, - рассказывает Татьяна, дочь ветерана. – А Алексей Иванович и говорит: «Ему же квартира положена, как ветерану». Но тут вмешался начальник Управления ЖКХ Анисимов и рассказал, что ему еще год ждать постановки на очередь. Анатолий Федорович добавил: «Надо было раньше квартиру на дочку или внучку переписать». Мой отец тогда обиделся, ведь он никогда не считал долю в квартире жены своей и мог подарить свою часть лишь ей.

Ветеран писал письма и губернатору, и в администрацию президента, но ответ приходил всегда под копирку – «до 2016 года не положено». Пытался Андрей Константинович дозвониться на Прямую линию президенту, но тоже безрезультатно. А ведь именно слова Владимира Путина вдохновили и обрадовали ветерана.

- «Региональные и муниципальные власти обязаны досконально разобраться, в чем нуждается каждый ветеран Великой Отечественной войны и без всяких оговорок решить все его проблемы», - дословно вспоминает слова Владимира Владимировича бывший фронтовик. – Хочется знать, что хотя бы под старость лет я заслужил себе жилье.

Андрей Николаевич признается, что для него это вопрос больше не материального, а морального характера – как символ признания заслуг перед Отечеством.

- А ведь в прошлом году меня никто не поздравил кроме президента, - с грустью вспоминает ветеран. – От него пришла открытка, а от остальных ни слуху, ни духу. Дочка пошла в совет ветеранов, оказалось, меня уже вычеркнули, думали, что я умер.

Вот и сейчас ветеран с тревогой ждет 9 мая – вдруг и теперь забудут.

 

От автора: По-сути дела Андрей Константинович и кинешемская администрация, оказались заложницей российского законодательства, по которому ветеран должен ждать пять лет постановки в очередь на жилье. Сделав исключение для Андрея Константиновича сотрудники администрации пошли бы под суд по статье за «нецелевое использование» денежных средств.

Выход для ветерана и его родственников в этой ситуации один – обращаться к депутатам Государственной Думы, чтобы они пересмотрели Жилищный кодекс, и внесли бы поправки в сроки постановки в очередь на жилье ветеранов войны, а может быть "выбили" денег для ветерана. 

Также этой истории хочется ответить тем, кто считает, что родственники хотят нажиться за счет ветерана. Признаюсь, грешным делом, у самого была такая мысль. Но это глупо. У Андрея Константиновича двое детей, шестеро внуков и восемь правнуков. Трудно представить, как им делить «огромное» наследство человека, который всю жизнь посвятил служению на благо страны. Жилье нужно ему, и только ему. В этом я убедился лично.

 

 

Автор: Юрий Головин

Фотографии к статье

Комментарии

Всем отличного настроения!
Интернет-приемная газеты “168 часов”. Приглашаем высказаться по любым волнующим вас вопросам!

Что пишут в свежем номере еженедельника "168 часов"?
  • 2 миллиарда рублей для Кинешмы и Шуи.
  • Почему в Кинешме звереют дети?
  • Как житель Наволок попал в книгу рекордов Гиннеса?
  • В Кинешме построили водопровод в котором нет воды.
  • Что нужно знать о ВИЧ девушкам и почему именно им?


Курс Биткоин (bitcoin)
Смотрели ли Вы фильм Юрия Дудя про терракт в Беслане
Да
Нет
Кто такой Дудь?

Переход на мобильную версию 168.ru