Кинешемец три ночи плутал в лесу

Найти его удалось благодаря поисковикам «Лизы Алерт».

О поисках рассказывают сами волонтёры поисково-спасательного отряда «Лиза Алерт Иваново»:
«Заявка на поиск 34-летнего кинешемца Александра поступила нам в 15:00 2 октября, и была очень плохой. 1 октября он с матерью пошёл в лес за грибами, заходили с конечной остановки 4-го маршрута (с улицы Гвардейской). Александр имеет инвалидность по психическому заболеванию, у него интеллект почти как у ребенка. Мать не заметила, как он пропал из поля зрения, и уже не смогла его найти. 
Обратилась в полицию, искали кинешемские полицейские и МЧС двое суток, мать каждый день сама ходила по лесу, кричала его — безрезультатно. Тут кто-то подсказал полиции обратиться в «Лизу Алерт» (взаимодействие госслужб с волонтерами до сих пор хромает, к сожалению), они скинули заявку на 8800.
Той ночью было три поиска одновременно, люди вымотаны и без сна. На поиск в Кинешму удалось собрать только 9 человек, из них 4 девушки. Негусто, но решили попробовать — больше для «очистки совести», потому что в успех мало кто верил. Будет третья ночь в лесу, ночами опускается до +4, дожди льют постоянно. Кто даст гарантию, что он ещё в сознании? Если в сознании — кто даст гарантию, что будет отзываться или вовсе не начнет прятаться от криков поисковиков, учитывая его диагноз? Но случаи, когда даже старики проживали в осеннем лесу 5-7 дней, встречаются регулярно, а тут молодой организм. В общем, решили попробовать. 
Подъезжая к месту поиска созвонились с МЧС, попросили цистерну для сирены. Нужно было будить лес — это в первую ночь потеряшка гарантированно не спит, а в третью, даже если он в идеальном здравии, может уснуть от усталости и проспать момент, когда мимо проходит поисковая группа и кричит его имя. Поэтому надо дать ему понять, что сейчас его ищут. Для этого полтора часа работала пожарная цистерна с дороги, и в двух из четырех групп были мощные пневмогудки, громкостью сравнимые с паровозным гудком.
За три дня он мог уйти очень далеко, но отрабатывать весь лес у нас не было людей, поэтому бросили скудные силы на самый ближний лес — три группы работали по версии «он не перешел реку» и одна ушла за реку. Зашли в лес в 23 часа, 8 человек пеших и один остался в микроавтобусе на случай эвакуации. Дождь лил всю ночь как из ведра. Никакие дождевики не выдерживают. В резиновых сапогах чавкает вода, даже у тех, кто не проваливался выше сапог.
В начале второго лиса одна группа сообщила по рации, что слышит четкий отклик. Отозвался он уже почти вплотную — в 500-х метрах от потеряшки, с другой стороны реки, проходила группа № 4 с пневмогудком, и он не отозвался. 
Подошли, сообщили всем остальным координаты и то что потеряшка не сможет идти — нужно выносить. Объявили общий сбор всех четырех групп. Разожгли костер, укутали его в термоодеяла, напоили горячим чаем, накормили сладостями. На костре быстро заварили картофельное пюре из пакетиков, накормили с ложечки, как ребенка. Соорудили из молодых рябин и веревок надежные носилки, погрузили на них потеряшку, который совершенно обессилел и не мог двигаться, прихватили его веревкой к носилкам, чтобы не свалился. Дали команду микроавтобусу продираться по раскисшей проселочной дороге, начали выносить.
То, что по карте составляло всего километр — превратилось в 2,5 километра тяжелого пути: овраги, кустарник, валежник, плотный лес, обманчивые петляющие лесные дорожки, ручьи на вид глубиной в 10 сантиметров, в илистое дно которых нога уходит выше колена и так далее. Наконец, совершенно обессиленные, мы вытащили носилки до прорвавшегося микроавтобуса. Позвонили 112, уточнили в какую больницу нам отвезти человека с переохлаждением, получили адрес. Доставили в стационар, сдали врачам, рассказали его историю, поехали домой. 
Мокрые насквозь, замерзшие до дрожи, все в ссадинах и синяках, но счастливые».
 
Фотографии к этой новости
Комментарии
Комментариев пока нет