Доказываем: в Кинешме нужно поставить бюст маршалу Жаворонкову

 Аргументы ниже.

В ноябре минувшего года «168 часов» писали о том, что кроме как маршалом Василевским кинешемцам следует гордиться двумя другими выдающимися маршалами — Семёном Жаворонковым  и Александром Новиковым. По случаю приближения 75-летия Победы мы решили не забывать их имён и начать настаивать перед властями Кинешмы на том, чтобы эти имена были как-либо увековечены.
Имена обоих маршалов носят улицы Вичуги, Иванова, Москвы, Санкт-Петербурга, других городов, но только не Кинешмы. То же самое с мемориальными досками и бюстами.
«168 часов» сочли, что в Кинешме должен быть устранён такой пробел (тем более в год 75-летия Победы) и направили на имя председателя кинешемской Думы Михаил Батина ходатайство с просьбой инициировать создание рабочей группы по увековечиванию имён маршалов. Михаил Анатольевич не отказал в этом и в феврале рабочая группа должна будет начать работу. Пока же кинешемским историкам поручено проверить достоверность информация о том, что маршалы действительно имели отношение к кинешемской земле.
«168 часов» решили не ждать историков и взялись самостоятельно искать подробные сведения о выдающихся военачальниках. А если быть точнее, то мы остановились конкретно на имени маршала морской авиации Семёна Жаворонкова.
Вспоминаю, как ещё до устройства в газету «168 часов» я подрабатывал тем, что писал статьи для одного развлекательного ресурса, который специализировался на небывальщине, вроде НЛО и привидений, а также на удивительных историях, не подтверждённых фактами. Однажды питерский редактор прислал мне подборку материалов о том, как летом 1941 года наши самолёты бомбили Берлин. На их основе мне полагалось подготовить собственный оригинальный материал, и я его подготовил, нисколько не сомневаясь, что приходится иметь дело с чьей-то очередной выдумкой. Мне не верилось хотя бы в то, что летчики могли совершать 7-часовые полёты на 7-тысячной высоте при запредельной минусовой температуре в не отапливаемых кабинах. Тем более, не верилось, что кто-то из командования вообще мог додуматься до всего этого, а затем получить добро от Генштаба.
Но, на самом деле всё так и было. Автором немыслимой по сложности операции являлся маршал морской авиации Семён Жаворонков. Под его руководством наши самолёты бомбили Берлин 9 раз. 
Также под руководством Семёна Жаворонкова происходила защита с неба блокадного Ленинграда и легендарной «Дороги жизни». И он же обеспечивал перелет делегаций стран-участниц Ялтинской конференции. После войны Семён Фёдорович возглавил Главное управление гражданского флота.
Как своего земляка маршала почитают в Вичуге. Там даже установлен его бюст. В 2014 году вичужане отмечали 115-летие со дня его рождения и администрация Вичуги подготовила материал, в котором было сказано: «Семён Федорович Жаворонков родился 23 апреля 1899 года в деревне Сидоровская (ныне территория Вичуги)». То же самое сказано на страничке Вичуги в «Википедии».
Это неправда, потому что деревня Сидоровская никакого отношения к Вичуге не имеет. Она находилась на территории Шилекшинского сельского поселения и сейчас на её месте расположено село Бахарево.
Достоверность этой информации подтвердила нам руководитель местного социально-культурного объединения Светлана Корчагина. И она же помогла нам связаться с племянницей маршала Надеждой Багинской, которая 31 год отработала оператором-электронщиком на Колыме, а после выхода на пенсию обосновалась в Иванове.
Я каждый божий год приезжаю в Бахарево, стою на месте, где был наш дом, и плачу, — поделилась с нами Надежда Ивановна. – Мой папа приходился маршалу Жаворонкову родным братом. Вообще в их семье было пятеро братьев. Двое, Андрей и Фёдор, погибли на войне. Дядя Сева (так я называла Семёна Фёдоровича) особенно любил младшего Фёдора. После очередной успешной бомбардировки немцев он сказал: «Я отомстил за Фёдора». А к Вичуге маршал имел отношений по той причине, что с 11 лет пошёл работать обметальщиком на фабрику Ногина и потом стал первым вичугским комсомольцем. Вичужане молодцы, что чтут его имя, но информация о том, что он родом из Вичуги, не верная. Это неправда.
Надежда Ивановна прекрасно помнит свои частые встречи с маршалом Жаворонковым. Эти встречи происходили, как в Сидоровской, так и в Москве.
— Мой папа мучился лёгкими и когда его состояние ухудшалось, дядя Сева присылал за ним «Аннушку» (самолёт Ан-2 или попросту «Кукурузник» — прим. ред.), чтобы скорее отправить его к московским врачам. Дорог-то ведь тогда не было, машины сутками шли. А в Москве я часто бывала и дома у Дяди Севы, и на его работе в Министерстве. В гости к нему постоянно приходили военно-морской министр Кузнецов и маршал Жуков. Помню, как однажды дядя Сева рассказывал про то, как после бомбардировок Берлина в 1941 году получил приглашение к Сталину. Рассказывал, что боялся, — и вообще все тогда боялись таких приглашений, — а получилось так, что Сталин вышел из-за стола к нему навстречу, пожал руку, поблагодарил за успешную операцию и объявил о награждении.
Много чего поведала Надежда Багинская, но сегодня для нас главное, это доказать, что легендарный маршал имеет непосредственное отношение к Кинешме и Кинешемскому району. Если до настоящего времени про Кинешму говорили «родина маршала Василевского», то теперь можно говорить «родина двух маршалов».
Надежда Ивановна уверена, что увековечить имя Семёна Жаворонкова в Кинешме следует непременно. 
— Таких людей надо чтить, — сказала она. – Такие люди вышли из простого народа, они росли в страшной бедноте и безо всяких связей, как сейчас принято, смогли достичь самых больших высот.
Этого же мнения держится внук маршала и его полный тёзка Семён Фёдорович Жаворонков. С ним «Часам» тоже удалось связаться. Он живёт в Москве и возглавляет Ассоциацию директоров по коммуникациям и корпоративным медиа России, которая в свою очередь входит в Комитет по развитию взаимодействия бизнеса и власти.
Примечательно, что Надежда Багинская и её племянник Семён Жаворонков никогда не встречались. В ближайшее время их встреча должна состояться, для чего они приедут в Кинешму. И Семён Фёдорович, и Надежда Ивановна готовы продемонстрировать «168 часам» семейные фотографии с маршалом и доставшиеся от него семейные реликвии.
В заключение мы выносим такое предложение: если увековечивать имя маршала Жаворонкова, то делать это надо всерьёз. Не улицу назвать его именем, не табличку где-то повесить, а поставить его бюст. Достойным для бюста местом мы видим территорию в центре города через дорогу от мемориала воинам-интернационалистам. Сейчас здесь бурелом из кривых и больных деревьев, а с бюстом эту территорию возможно будет облагородить. 
В Кинешме есть бюст и сквер маршала Василевского. Теперь должны появиться бюст и сквер маршала Жаворонкова. Согласны?
Фотографии к этой новости
Комментарии
Комментариев пока нет