Как два дурака решили разбойниками стать

До того рискового дня, о котором пойдет речь чуть позже, Николай с Павлом влачили законопослушную жизнь лишь потому, что у них не хватало фантазии придумать, как можно преступать закон и получать от этого выгоду. Вроде столько статей в Уголовном кодексе,

До того рискового дня, о котором пойдет речь чуть позже, Николай с Павлом влачили законопослушную жизнь лишь потому, что у них не хватало фантазии придумать, как можно преступать закон и получать от этого выгоду. Вроде столько статей в Уголовном кодексе, выбирай - не хочу, а где гарантия, что обязательно будет нажива?

 

- Несправедливая книжка, - рассуждал Николай, просиживая в гостях у Павла и листая потрепанный Уголовный кодекс. – Статьей в нем почти как дней в году – 361! Можно каждый день по одной статье нарушать, но не факт, что тебе самому конкретная польза будет.

- Ну, да, - соглашался Павел. – Какой может быть барыш от «Жестокого обращения с животными» или от «Заражения венерической болезнью»? Я недавно тоже листал, там много такого бескорыстного.

Николай с Павлом любили умные беседы и тем отличали себя от «тупорогой гопоты», как они выражались.

- Так-то есть статьи, которые гарантируют прибыль на сто процентов, - продолжал Николай. – Вот хотя бы «Незаконный оборот драгоценных металлов, камней и жемчуга». Просто песня какая-то! Разве что камни с жемчугом – это не венерические болезни, их добыть сложнее. Или смотри еще - «Злоупотребления при эмиссии ценных бумаг». Знать бы еще, что такое эмиссия…

- Это да, образования нам не хватает, - кивал Павел. – Девять классов и незаконченные «путяги» - это маловато.

Приятели сошлись на том, что в стране не хватает царства Мордора, какое есть во «Властелине колец». Так бы российская полиция ловила нарушителей закона, как делает это и сейчас, а чиновники Мордора платили бы нарушителям вознаграждение. Поймают ли полицейские – это еще неизвестно, а работа уже оплачена.

- Мы бы устроили вандализм на кладбище, а нам за нарушение 214-й статьи гонорар в пару тыщонок, - прикидывал Николай. – Слили где-нибудь бочку мазута, а нам червонец за 254-ю, «Порча земли».

- А мне, кажется, что хватит нам просто так болтать, - Павел выхватил из рук Николая книжку и швырнул ее за спинку дивана. – Жизнь становится все сложнее, денег уже на сигареты не хватает, а чтобы бухнуть нормально, то это уже просто роскошь. Когда мы с тобой последний раз гуляли? Месяца два на пиве перебиваемся.

По телевизору в это время тянулся один из триллиона сериалов про безобразных бандитов и симпатичных полицейских. Бандиты брились наголо, носили черные куртки, а полицейские одевались в светлые одежды и на ветру у них волновались прилежные челочки. Бандиты корчили противные рожи, сплевывали сквозь зубы и вымогали деньги у хилых бесцветных бизнесменов, а полицейские лукаво щурились и давали понять зрителю, что весь мир у них под контролем и зло обязательно будет выкорчевано из этого мира.

- Ты прав, нам надо проще быть, - кивнул Николай. – Как в этом кино.

- Давай так, - предложил Павел. – Безо всяких там премудростей выходим сейчас на улицу, высматриваем какую-нибудь подороже машину, заваливаемся в нее, наводим ужас на хозяина и говорим, чтобы он сегодня же – или нет, сейчас же! - отдал нам тысяч этак пятьдесят. От страха он нас не запомнит, а менты будут шуршать среди его знакомых или среди тех, кто уже разбойничал. На нас никто не подумает.

На том и сошлись. Павел взял с кухни нож, а Николай ничего не взял. Решили, что резать все равно никого не станут, а для острастки хватит и одного ножа.

Как назло, на улице им целый час не встречалось ни одной нормальной машины, которая бы не ехала, а стояла, и в которой бы сидел водитель. Наконец уже на окраине города они увидели приютившуюся в тени липы новенькую «Тойоту», а внутри ее болтающего по телефону остроносого со впалыми щеками парня.

Двери заблокированы не были, и Николай забрался без приглашения на переднее сиденье, а Павел плюхнулся на заднее.

- Отключай телефон! – зашипел Павел, просунув между передними сиденьями руку с ножом.

- Вы кто? – удивился парень, отнимая от уха трубку.

- Тебе что сказали? – моментально взбесился Николай и принялся долбить парня кулаком по лицу.

- Тише-тише, Колян, не увлекайся так, - забормотал Павел.

- Писят тыщ! – брызнул слюной Николай, прекратив бить. – Слышь, ты! Писят тыщ давай!

- Ребят, у меня нет таких денег, - ответил парень, вжимая голову в плечи. – С чего вы взяли?..

- Конец тебе! – заорал Николай и стал снова крушить беднягу кулаком. – Конец! Конец! Конец!

- Колян, уймись. Еще хорошо, что нож у меня, а не у тебя. Ты чего разошелся?

- Ребят, чего я вам сделал-то? – по-детски взмолился хозяин «Тойоты», утирая рукавом лицо.

- Ты еще ничего не сделал нам, - прошипел Николай. – Сделаешь, когда писят тыщ отвалишь.

- Да с чего вы взяли, что с меня можно деньги трясти? Из-за того, что машина хорошая? Так я дедову квартиру продал и еще салону должен остаюсь. Я, ребят, не комерс, я слесарем работаю.

- Не звезди нам! – Николай снова сжал кулак. – Заводи машину, поехали к тебе домой, и там расплатишься с нами.

- Поехать-то поехали, но знаете… - парень тронул ключ зажигания, оба разбойника уставились на его руку, но в это время другой рукой он распахнул дверь и выскочил из машины.

Николай с Павлом бросились было следом, но сообразили, что догонять средь бела дня окровавленного человека будет чревато быстрой поимкой их же самих. Поэтому разбойники вернулись к машине.

- Ты умеешь водить-то? – спросил Николай? – Я-то только на мопеде могу.

- А я даже не знаю, где какая педаль.

Николай с Павлом в исступлении принялись чиркать внутри машины зажигалками. Через несколько минут стараний у одного получилось запалить руль, а у второго - заднее сиденье. Когда они отошли на сотню метров, салон машины уже вовсю пылал.

…Поймали их в тот же день. Люди у нас глазастые, внимательные, хорошо описали двух взъерошенных охламонов. Замечали, как кинешемцы пристально рассматривают друг друга в автобусах? Это у нас особенная черта, которая бросается в глаза иногородним.

Дали Николаю И Павлу по 10 лет и обязали возместить ущерб за сожженную машину. И сидят теперь они и думают: «Как же так? Статья-то серьезная, «Разбой». Всяко выгоду сулила. Непонятно!»

Комментарии
Комментариев пока нет